Новости

Новости

« Все новости

Любить Господа, пока бьется сердце… 23.06.2021 01:56

НАШИ ПРИХОЖАНЕ

Любить Господа, пока бьется сердце…

Несмотря на почтенный возраст, воскресные и праздничные службы в храме она старается не пропускать.  Тихая и скромная. Трудно заметить ее в толпе молящихся. «Господь хранит», - говорит 87-летняя Ольга Христофоровна и искренне смущается: «Да что обо мне рассказывать!»   А, между тем, ей есть, о чем поведать.  Дети войны. Их жизнь была наполнено такими событиями, которые бы не придумал даже самый талантливый писатель.

4 стр (1) Родилась Ольга Христофоровна Углицких в Крыму, в селе Богатое (до 1945 года Бахчи-Эли), в 1933 году. В семье она была шестым по счету ребенком, общей любимицей - до нее появлялись на свет лишь мальчишки.  «Долго не могли выбрать имя», - рассказывает Ольга Христофоровна.  Точку в семейном споре поставил отец, когда услышал, как соседский паренек готовится к уроку литературы. «Повесть временных лет». Князь Игорь, княгиня Ольга… Ну конечно только Олей (что в переводе значит: «священная, светлая, мудрая») будут звать его дочь!

Ей не было и 8, когда началась война. В этом году она должна была пойти в школу, мечтала стать лучшей ученицей! Она тогда не очень хорошо осознавала смысл этого слова, но детским чутьем понимала: «война» - это что- то плохое, жуткое, ужасное!   Когда однажды утром мать произнесла его, в доме вдруг как будто стало темно.  Неподвижно застыли всегда шумные и резвые братья, насупился отец, заплакала маленькая сестренка.

«Уже с первых дней, - говорит Ольга Христофоровна, - война показала всем свое безобразное лицо. Было ясно: это - всерьез и надолго. Проснувшись утром, не знал: останешься ли сегодня в живых?»  Война не щадила никого, даже малышей. Однажды Оля услышала страшную историю  своей учительницы: во время бомбежки та  потеряла деток. Они спрятались в спальне, под кроватью. Туда и попал снаряд. Чтобы похоронить детей, их пришлось собирать по частям…

Когда  в селе Бахчи-Эли появились немцы, стало еще страшнее. О зверствах, которые те устраивали на оккупированных территориях, уже успел рассказать родителям ее старший брат. К тому времени Константин был уже женат, жил с семьей в соседней деревне, где фашисты расстреляли практически все мирное население. Сейчас они вовсю хозяйничали у них…

Прихожанка вспоминает: «Они забегали в наши дома, забирали еду, убивали домашний скот. Я даже помню их слова: «курка», «млыко», «яйкы». Когда мама попыталась забрать у фашиста курицу, тот больно ударил ее по голове котелком. Потом смеялся…» Так же, смеясь, немцы в скором времени застрелили их единственную корову».  Для семьи это была большая потеря. Родители очень переживали: чем теперь кормить детей?

«Сведений о происходящем в стране было немного, - говорит Ольга Христофоровна, - мы были фактически «запертыми» в оккупированном Крыму, новости с фронта передавались из уст в уста». Однажды братья принесли в дом найденные листовки.   «Советские люди, крепитесь, боритесь, враг будет разбит!» - было написано на них. Первоклассница Оля  придумала  сделать себе из этих листиков тетрадку для школы. Когда с гордостью показала ее отцу, тот побледнел и бросил тетрадь  в печь…

Впрочем, тетради вовсе и не понадобились. Учебный год закончился, так толком и не успев начаться. «Учебники забрали, школу закрыли, там теперь был загон для немецких лошадей, - вспоминает рассказчица. Новые хозяева устанавливали в их селе и новые порядки.

В беседах немцев и румын, которые оккупировали Крым, часто повторялось слово: партизан. Не знала тогда маленькая Оля (в семье эту информацию родители тщательно скрывали от детей), что речь идет в том числе и об  одном из ее братьев.    16- летний Федор вместе с друзьями  ушел в лес сразу же, как только их село заняли фашисты.  Туда же, в лес, с этого времени вдруг часто стала ходить и мама Ольги Христофоровны вместе с нашей героиней  и ее младшей сестренкой, якобы по грибы да по  ягоды.  Вот только возвращались они ни с чем. Да и сумки мать всегда в лесу «забывала» -  подмечали дочки…

Юный партизан вернулся домой, когда в селе стали поименно проверять каждую семью. Полицаи хорошо знали местных, составляли списки в комендатуру. «Предателей хватало, - с грустью говорит Ольга Христофоровна, - на войне было место не только подвигу». Будучи не в силах справиться с партизанским движением, фашисты вымещали свой  гнев на мирном населении. И однажды в числе тех, кого должны были расстрелять за убийство немецкого офицера, оказался и ее брат Федя. Как тогда уцелел? Молился изо всех сил. «Расстреливали каждого второго», - рассказал он потом отцу.  Он оказался первым….

Говоря о молитве, прихожанка вспоминает Красный угол с иконами в их доме. Христос Спаситель, Матерь Божья, Николай Угодник – ее семья была верующей. Не помолившись, не начинали день. «Именно Господь всегда уберегал от бед!» - уверена она. Рассказывает случай, когда вместе с братом Илюшкой бегали друг за другом по поляне рядом с хатой, в это же время по дороге проезжали фашисты. Увидев детей, ради смеха открыли по ним огонь. Брат быстро прыгнул в канавку, успев схватить туда и ее. Кусты, где секунду назад были дети, оказались скошенными от пуль.

Ольга Христофоровна  плохо видит, но в свои годы сохраняет поразительную память и необыкновенную  ясность ума.  Описывая в мельчайших подробностях события тех лет, ей  не сдержать слез… Трудно оставаться спокойной и мне. В эти моменты понимаешь: постоянно сетуя на жизнь, мы гневим Бога: сыты, обуты, одеты, не слышим ежедневно рев снарядов, не получаем с фронта похоронки…и, тем не менее,  вечно недовольны судьбой. Чего-то для полного счастья всегда  не достает,  постоянно хочется чуть большего…

В ярких красках перед глазами всплывает картина: село, дорога, по которой ведут пленных советских солдат. «Совсем мальчишки, - вздыхает Ольга Углицких, - от гнева и бессилия хоть чем- то помочь, женщины рыдали навзрыд». Среди пленников оказался и друг ее старшего брата- обессиленный и изнеможённый. Немцы разрешили покормить арестантов. Ольга и по сей день помнит, как друзья долго стояли обнявшись, а мать бегала по дому в поисках еды, одежды и обуви для паренька.

Как сложилась потом его судьба? Ольга Христофоровна не знает. Не помнит она и имени парня, но уверена, что если бы тот остался в живых, наверняка дал бы о себе знать. Как и все население оккупированного Крыма, они и сами почти 3 года всегда были на волосок от смерти.   Особенно зверствовали фашисты во время отступления.

«Этот день трудно забыть, - рассказывает Ольга Углицких, -  13 апреля. Чистый четверг.  Генеральную уборку в доме прервал подросток, примчавшийся из соседнего села. «Мадьяры (венгры) бушуют! – в истерике кричал он, -  У нас спалили заживо всех женщин, стариков и детей. Убегайте скорее, они идут к вам!» Но спасаться было поздно. Вся семья Ольги Христофоровны встала на коленях у икон и стала молиться…

«Идут!»- вдруг прервали молитву братья, показывая на дорогу.  По ней шли солдаты. Мальчишки разглядели звездочки. Наши!  Слезы…Теперь уже от счастья.

«Родненькие, спасибо!» - плакала мама. Радости предела не было. Все точно знали: теперь все обязательно будет хорошо!

Но дальше была депортация… Весной 1944-го, сразу же после освобождения Крыма, НКВД приступило к «зачистке» его территории - считалось целесообразным провести выселения всех татар, болгар, греков и армян.  «Предки отца  были греками,   - рассказывает прихожанка, - поэтому все мы, за исключением братьев, призванных на фронт, были включены в списки спецпереселенцев. До сих пор в ушах крик конвойных: «По вагонам!»

Нет, на жизнь она не жалуется. Хотя непросто и после войны складывалась ее судьба.   Жили на Урале, вплоть до 1956 года считались «предателями Родины», очень хотелось вернуться домой, в Крым. Но сложилось иначе.

Вернувшись с фронта, ее братья переехали на Кубань.  Вслед за ними, после смерти родителей,  в Ейск   вместе с мужем и детьми переселилась и она.  «Слава Богу за все!» - говорит Ольга Углицких. - Одно только вам, молодым, хочу сказать: Господь справедлив и милостив, нужно всегда Его благодарить. Даже если что-то нам не нравится, все это по Его промыслу.  Если нужно, Он всё управит.  Главное -  уметь  слышать Его и волю Его исполнять».


Цитата дня:

 

 

 

Преп. Ефрем

Сирин:

Вера делает

человека,

сотворенного

из земли,

собеседником

Божиим...