Новости

Новости

« Все новости

О ЧЕМ НАДО ДУМАТЬ НА СВЯТКАХ 07.01.2023 00:00

О ЧЕМ НАДО ДУМАТЬ НА СВЯТКАХ

Прошла Рождественская служба. Но Церковь не спешит прощаться с праздником. Верным даются Святки. О чем думает Церковь на Святках?

b2ap3_large_20210108-223645 Ответ кроется в богослужении.

Святки – это продолжение празднования Рождества. Церковь поёт то, что пелось на праздник, читает то, что читалось на праздник, и умножает хвалу новыми стихами и песнопениями. Новыми богословскими смыслами. Она хочет закрепить эти знания. Углубить и укоренить в нас великую тайну боговоплощения. Она говорит об обновлении: «Обновляется естество, и Бог Человек бывает».

На службе продолжает богословствовать прп. Иоанн Дамаскин. В день Собора Пресвятой Богородицы на стихирах слышим: «Безпло́тный воплоща́ется... Неви́димый ви́дится, и Неосяза́емый осяза́ется, и Безнача́льный начина́ется. Сын Бо́жий Сын Челове́чь быва́ет…».

Церковь призывает к удивлению, чтобы сердце оценило важность события – оно должно его понять: «И бысть Сый, е́же не бе, нас ра́ди,/ и, не отступи́в естества́, причасти́ся на́шему смеше́нию» – Сущий над всеми Бог стал тем, кем не был, стал человеком и не перестал быть Богом, и все это ради нас.

Живущая во времени Церковь, снисходя к человеку, говорит его категориями. В день памяти превомученика Стефана кондак замечает: «Вчера́ Ца́рствуяй пло́тию роди́ся» – вчера родился Царь всякой плоти. На утрени после кафизм в этот день слышим углубление в посещение волхвов: «…волсви́ прихо́дят Жи́зни поклони́тися».

Глубиной богословской, психологической и нравственной палитры раскрывается канон праздника, ежедневно звучащий.

Судя по частоте повторения, первый ирмос канона, взятый из Рождественской проповеди святителя Григория Богослова, должен из ума перейти в сердце и остаться там навсегда: «Христос Рождается – славьте, Христос сходит с небес – встречайте! Христос на земле – возноситесь!».

Первая песнь канона напоминает нам о драме в начале истории. Человек истлел через нарушение заповеди, испортил образ Божий в себе. Но Бог не оставил Свое творение, Он Сам его обновляет: Бог приклоняет небеса для спасения человека; Бог утаивает Себя в Младенце для спасения; Бог в пеленах младенствует, волхвы это видят и приносят Ему дары как Богу и как человеку.

Стихотворец делает отсылку на Ветхий Завет, на историю Неопалимой купины: отныне образы осуществились и Дева – это и есть подлинная Неопалимая купина, через Нее чрево Евы освятилось и избавилось от клятвы.

Третья песнь канона так же христоцентрична. Христос остается Богом и при этом принимает земную плоть Адама после грехопадения, которая стала тленна. Ангелы поют хвалу и ужасаются бессеменому Воплощению. Невещественный Бог, царствующий над высотами небесными, умилосердился и стал человеком с «одебелевшей плотию» для привлечения падшего первозданного Адама.

Четвертая песнь канона расширяет горизонт Рождества Христова – Ему призваны поклониться не только иудеи, но все народы. Богослужение дает экзегетический анализ пророчества патриарха Иакова: Христос – избавитель язычников от их страстей. Само по себе принятие волхвом в песне раскрывается как явное избрание Богом язычников. Вышний Бог стал равным людям, свободно приняв человечество от Девы для очищения от яда змеиного всего человечества. Язычники благодарят Христа как благодетеля, а иудеи?

Пятая песнь делает акцент на щедрости Бога Отца, Который посылает Сына, чтобы Он нам принес «Божественный мир». Во время переписи Бог записался в рабы римского императора, чтобы нас, рабов греха и диавола, освободить обожением в Своем Богочеловечестве.

Песнь шестая возвращается к Богородице и земному первому пристанищу Богомладенца. Приснодевство Мариам является «знамением», предсказанным Исаией, и убедительным доказательством того, что это Бог Родился, Который ничего не разрушает. Он Рождается Безболезненно и без Евиного истления, как Новый Адам от Новой Евы. Песнь указывает на полноправное владычество Христово: Он управляет небесными силами и лежит в скотских яслях; Вседержитель становится юным Младенцем от Адамовой крови; нас, поникших к земле и аду, идет Господь поднять на Небо.

Глубокий смысл Церковь вкладывает в праздничный икос. Мы можем извлечь несколько мыслей: Вифлеем открывает рай; Бог из рая находится в вертепе; как цветущая ветка говорит о плодах, так Рождество показывает скорое избавление; Бог родился утолить жажду спасения – поспешим к Нему.

Вообще, богослужение как праздника, так и попразднства особое внимание уделяет волхвам и пастырям, постоянно возвращается к их служению. Седьмая песнь праздничного канона ставит нас зрителями поклонения Христу-Младенцу Богородицы, пастырей и волхвов. Но богословским апогеем песни является толкование библейского сюжета спасения трех отроков в Вавилонской печи. Как и Неопалимая купина, Вавилонские отроки – символ Воплощения в утробу Девы Бога. Всех врагов вокруг печи попалил огонь, – так Христос попалит и упразднит грех, смерть и диавола. Как высоко неудержимо возвышался огонь в печи, но, несмотря на всю силу жара, отроки остались невредимы, так Христос через непонуждаемое Воплощение низложит силу греха.

Восьмая песнь также возвращает нас к Писанию. Тут дается аллегорическое толкование Вавилонского плена. Сначала предложен буквальный смысл. Когда-то богоизбранный народ был отведен в плен Вавилонский, а сейчас Вавилонские цари сами уловляются и «пленяются» Христом приносящие Ему дары. Далее звучит аллегория. Господь разрушает плен «Вавилонский», плен греха, и уже не играют плачевные песни, и человечество уже не на чужой земле, а опять в уделе Господа. Христос идет возвратить Свое творение к настоящей пище и настоящей жизни. Младенец явился, муж и Бог, – это Божие о нас Промышление.

Девятая песнь продолжает славословие: «Таинство непостижимое видим: вертеп стал небом, Дева – престолом Херувимским, ясли вмещают Невместимого Бога». Неосязанный становится Младенцем – вся тварь радуется. Мы ныне утешаемся пакибытием – благословляя достойно утробу Богородицы! Однако тут видна и духовная проза жизни. Не всякий человек принимает радость Рождества Христова. Ирод – хитрый богоборец, он не ждет никакого Царя, никакого Избавителя. Канон показывает два типа царей – власть имущих: боголюбцы волхвы и богоборцы, как Ирод.

На Святки Церковь не перестает хвалить Христа. Это краткое рассуждение о богослужении на Святках хотелось бы закончить словами Богородицы, которые влагает ей Святая Церковь. Она, восхищенная величием Божия милосердия, задается вопросами: «Ка́ко Тя пелена́ми повию́ я́ко Младе́нца?/ Ка́ко воздою́ Тя, вся́ческая пита́ющаго?/ Ка́ко Твое́й па́че ума́ нищете́ удивлю́ся?/ Ка́ко Тя, Сы́на Моего́, назову́,/ Раба́ Твоя́ ны́не су́щи?/ Пою́, благословлю́ Тя, подаю́щаго ми́ру ве́лию ми́лость».

Пришел Христос, чтобы нас земных сделать небесными. И мы, вместе с Мариею Девой принятые Тобою, Боже, в сыновья и дочери, кланяемся Твоим пеленам и просим: помоги нам жить по заповедям Твоим святым! 


Цитата дня:

 

Иоанн

Златоуст:

«...Он <как младенец>

возлежал в яслях

и звездою был

указан как

Творец звезд...»