Новости

Новости

« Все новости

Равноапостольный Николай, архиепископ Японский 15.02.2017 17:31

Равноапостольный Николай, архиепископ Японский

Нет ничего неожиданного, если встретить в Сергиевой Лавре православных японцев. Паломниками они прибывают и в Вифлеем, в храм Рождества Христова, и на Синай, где пророк Моисей получал заповеди Завета от Господа. Их молитвенность и благоговение перед святыми местами Православия изумительны. Они - духовные чада святого равноапостольного Николая, архиепископа Японского - третьего  русского святого за всю историю христианства в России, прославленного в лике равноапостольных - после святых князей Ольги и Владимира.

16 февраля 2017 г. Русская Православная Церковь отмечает  105 лет со дня его преставления.

3 стр николай японскийНе было человека в Японии, после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. Его почитали не только христиане, но и язычники. Достаточно было сказать одно слово «Николай» и буквально каждый рикша  в Токио сразу знал, куда нужно было доставить гостя.  О нем писали, что знать о нем как можно более подробно - долг всякого русского человека, потому что такие люди, как архиепископ Николай, - гордость и украшение своей страны.

Святой равноапостольный Николай (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) родился 1 августа 1836 года в Смоленской губернии  в семье бедного диакона Димитрия  Ивановича Касаткина. Блестяще окончив Бельское духовное училище, а затем и Смоленскую духовную семинарию,  он в  числе лучших учеников был принят в Санкт-Петербургскую духовную академию. Там ему пророчили профессорское звание, но неожиданно для многих он подал прошение о направлении его в Японию для проповеди христианства. «Я много мечтал о своей Японии, - вспоминал он позднее. - Она рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая меня с букетом в руках. Вот пронесется в ее тьме весть о Христе, и все обновится».

В 1860 году 26- летний юноша был пострижен в монашество с именем Николай, после этого он  выехал  из Петербурга в «страну восходящего солнца», в город  Хакодате.

Начать миссионерскую деятельность молодому иноку было чрезвычайно трудно  - отношение к христианству было непримиримым, о проповеди не могло быть и речи: «тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство - как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи». Ни страны, ни народа, ни языка, ни нравов, ни обычаев и религии иеромонах Николай не знал:  «В первые годы много времени потрачено на изучение японского языка, так как этот язык положительно труднейший в свете». Он занимался по 14 часов в сутки, посещал литературные собрания и языческие храмы и через восемь лет упорных трудов им был освоен язык, удалось сделать первый перевод Евангелия на японский язык, а главное - узнать быт и культуру японского народа.

Первое обращение в православие произошло раньше, чем можно было ожидать: убежденным христианином стал бывший самурай и жрец Такума Савабе, который однажды зашел к святителю, чтобы высказать свое презрение и ненависть к христианской вере.   Через неделю бесед с Николаем Савабе сделался в душе своей христианином, впоследствии он был крещен с именем Павел и стал первым священником - японцем.

Вдохновленный успехом проповеди, а также учитывая позитивные перемены в политической жизни страны, отец Николай решил ходатайствовать перед Святейшим Синодом об открытии в Японии Русской духовной православной миссии. Это ходатайство было удовлетворено. В апреле 1870 года  православная миссия в составе начальника, трех иеромонахов и причетника была открыта. Начальником ее с возведением в сан архимандрита был назначен иеромонах Николай.

Церковь Христова, основанная когда- то тайно в Хакодатэ, стала расти и крепнуть.  По всей Японии начали строиться храмы, совершаться богослужения, устраиваться публичные диспуты и собеседования, образовываться христианские общины, открываться школы и семинарии.  Главным делом святителя, начатым еще в Хакодате, был перевод на японский язык Священного Писания и богослужебных книг. Тридцать лет с великим усердием святитель Николай трудился над этим. Им были переведены почти весь Ветхий Завет, весь Новый Завет, весь круг богослужебных книг, Православное вероисповедание святителя Димитрия Ростовского и многое другое. Из бывших студентов семинарии составился целый коллектив переводчиков, работавших над переводом не только богословской, но и русской художественной литературы. Святитель писал: «Пусть переводят и читают. Узнав русскую литературу, узнав Пушкина, Лермонтова, Достоевского, нельзя не полюбить России».

По свидетельству японцев-христиан преосвященный Николай служил живым образом миссионерского самоотвержения. Все свои материальные средства он отдавал на нужды Церкви, покрывая тем самым недостатки в содержании школ, редакций, проповедников. Он не отказывался жертвовать на постройку новых молитвенных домов и на случайные нужды бедных христиан, на обеспечение бедных семейств после пожаров и землетрясений, столь частых в Японии. При этом сам владыка не имел подчас самого простого и необходимого: например, дома его можно было увидеть одетым, подобно какому-нибудь пустыннику, в грубый, местами заплатанный подрясник, а на улице идущим пешком с тростью в руке.

Русско-японская война стала для отца Николая самым  скорбным и тяжелым периодом - это была вражда между его родиной и той страной, которой он отдал все свои силы. Он не забыл первой и не отрекся от последней, оставшись со своей паствой в Японии. Редкий такт и мудрость, проявленные святителем Николаем в годы войны, еще более повысили его престиж в глазах не только японского народа, но и правительства и самого императора.  

В 1911 году Японская Православная Церковь торжественно отмечала его 50-летний юбилей служения. К этому времени в 266 общинах Японской Православной Церкви было 33017 христиан, 1 архиепископ, 1 епископ, 35 иереев, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катихизаторов.

Нервное напряжение и переутомление обострили сердечную астму, которой страдал владыка. Силы его стали быстро таять. В январе 1912 года его поместили в госпиталь, где он 16 февраля, на 76 году жизни, мирно отошел ко Господу. 

Отпевание, проходившее в соборе Воскресения Христова, совершалось главным образом, по-японски. Среди прочих венков выделялся венок от японского императора - этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко. Его могила и теперь остается в Японии святыней народной и общецерковной,  а сам святитель Николай почитается как великий праведник и особый молитвенный предстатель пред Господом.


Объявления: